Клопы постельные уничтожение

Глобализация помогла постельным клопам

Постельные клопы приобрели устойчивость к инсектицидам

Мы привыкли считать, что постельные клопы остались где-то в далеком прошлом: их проще встретить в произведениях русской литературы XIX века, чем в нашем времени. Между тем проблема клопов в последнее время становится все более актуальной: эти паразиты напоминают о себе не с книжных страниц, а в самой что ни на есть реальности, причем не только в развивающихся, бедных странах, но и в развитых — например, в США, пишет К. Стасевич (science.compulenta.ru) со ссылкой на National Geographic.

Американские ученые из Кентуккского университета решили выяснить, в чем причина внезапного и растущего успеха постельных клопов (Cimex lectularius). Самыми эффективными от этих паразитов считаются препараты на основе пиретроидов — синтетические аналоги природных инсектицидов пиретринов, которые содержатся в растениях рода пиретрум — например, в персидской ромашке (с которой, в свою очередь, любитель русской литературы XIX века мог столкнуться в «Истории одного города», где это растение насаждалось среди населения именно как клопогонное средство.) Сейчас пиретроиды есть во всем известных Москитолах и Фумитоксах. Новейшие поколения этих соединений сочетают высокую инсектицидную эффективность с почти полной безвредностью для других животных и человека, что и делает их столь популярными.

И вот эти самые пиретроиды нынче все чаще оказываются бессильны против клопов. Чтобы узнать, в чем тут дело, исследователи сравнили гены клопов из двух десятков устойчивых к пиретроидам популяций паразитов со всех концов США. Сравнивали их с представителями одной популяции из Лос-Анджелеса, которая пока не способна противостоять инсектициду. Собственно говоря, о причинах устойчивости можно было бы и так догадаться: появление неубиваемых насекомых по нынешним временам не такая уж новость. Как и у стойких к антибиотикам бактерий, тут все сводится к генетическим мутациям, появлению новых вариантов генов и изменениям в активности уже имеющихся. Вопрос, однако, в том, что это за гены.

Как пишут исследователи в Scientific Reports, им удалось найти 14 генов, активность которых у устойчивых клопов значительно выше. Действие этих генов сосредоточено в экзоскелете и кутикуле насекомых: белки, кодируемые генами устойчивости, либо успевают обезвредить пиретроиды до того, как те начнут вредить клопам, либо вовсе запрещают ядам проникать сквозь покровы насекомых. Сами клопы не слишком мобильны, но творческий обмен генами между разными популяциями происходит благодаря человеку. Глобализация и инфраструктура позволяют контактировать клопам, разделенным тысячами и тысячами километров, которые они не преодолели бы без самолетов, поездов и склонности современного человека к путешествиям.

Это же объясняет и другой популяционно-генетический феномен из жизни клопов: бывает, что насекомые из разных районов одного города сильнее отличаются друг от друга по генам, чем популяции из разных городов. И это объяснимо: человек, живущий в центре Москвы, скорее прилетит «в гости» к клопам, живущим в центре Лондона, нежели наведается к тем, кто обитает в «примкадье».

В устойчивости клопов нет ничего необычного; удивительно лишь то, что у исследователей только сейчас дошли руки, чтобы выяснить генетические механизмы феномена. О том, сколько времени понадобилось паразитам, чтобы потерять чувствительность к инсектицидам, авторы работы не говорят, ибо не знают: возможно, отбор генов происходил сотню-другую лет, а может, для этого хватило пары десятилетий. А выход, по-видимому, тут один: продолжать совершенствовать инсектициды, повышая, например, их способность проникать чрез кутикулу клопов, или использовать препараты с действующим веществом другого химического класса. Об этом хорошо знают специалисты по защите растений, которые столкнулись с устойчивостью (резистентностью) уже давно и научились ее преодолевать.

По материалам: http://www.agroxxi.ru